О СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКЕ


О СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКЕ

2015-й будет в Беларуси Годом молодежи. Это символично. Но предстоит поработать над тем, чтобы он таковым стал не только символически, но и реально.

О решении объявить 2015 год в Беларуси Годом молодежи Александр Лукашенко объявил на молодежном форуме «Молодость. Традиции. Будущее», посвященном 95-летию комсомола.

А что же появилось раньше: комсомол или молодежная политика?

Молодежная политика – думают многие. И ошибаются. На самом деле – комсомол.

Да-да, массовые молодежные организации как социальный феномен появились гораздо раньше, чем в политическом лексиконе возникло понятие «молодежной политики».

Хотя мыслители рассуждали о лучших путях воспитания молодежи, а государства принимали законы на эту тему еще в глубокой древности, понятие государственной молодежной политики родилось только в 60-е годы прошлого века.

Необходимость выделять молодежь в отдельный объект государственной политики была вызвана двумя факторами: увеличением продолжительности жизни и кризисом традиционных ценностей в западных обществах.

Ранее, с учетом невысокой средней продолжительности жизни и высокой смертности взрослая жизнь начиналась сразу после детства и довольно рано. В низших слоях общества трудовая деятельность начиналась уже с 9-10 лет (а иногда и раньше), в верхних – люди уже к 20 годам получали первые посты на военной или гражданской службе. Браки часто были ранними, к 35-40 годам люди уже имели внуков.

С учетом этих факторов вся политика государства по отношению к молодежи сводилась к вопросам образования: кого, сколько лет и чему учить. И, в целом, в решении этого вопроса государства руководствовались, в первую очередь, традиционными ценностями: каждого учить надо тому (и в таком объеме), что позволит ему занять место в обществе, схожее с тем, что занимали его родители.

Увеличение продолжительности жизни и модернизация в традиционных обществах оказались серьезными вызовами для такой социальной модели.

Старшее поколение получило возможность продлить свою активность и дольше занимать ключевые посты во всех сферах жизни. Молодежь получила больше времени для образования и личного развития. А с учетом постоянного обновления знаний в условиях научно-технического прогресса молодежь еще и ощущает себя более «продвинутой», чем старшее поколение. Но как же ей быть, если эра двадцатилетних генералов и министров одновременно канула в лету?

Эти социальные сдвиги ставят перед государством проблему: как обеспечить плавную социализацию и социальную адаптацию молодежи? Как избежать ситуации, когда конфликт поколений из внутрисемейной проблемы становится проблемой общенациональной – как это было в 60-е годы на Западе?

Ответом государств стало появление отдельного направления в государственной политике: молодежной политики.

За полстолетия суть решаемых этой политикой задач не изменилась: меняются лишь детали социального ландшафта.

С одной стороны, государство в рамках молодежной политики стремится обеспечить приятие молодежью базовых ценностей общества. С другой стороны, одновременно оно должно обеспечивать наличие для молодежи таких путей реализации ее гражданского, социального, творческого, трудового потенциала, которые будут практическим подтверждением реального, а не декларативного характера этих базовых ценностей.

При этом мы должны учитывать, что в современном глобализированном мире представления молодых людей о базовых социальных и личных ценностях формируются в открытой конкурентной информационной среде, где государственные и, в целом, национальные институты не всегда являются доминирующими игроками.

Из этого следуют основные принципы современной молодежной политики:

1) Ее информационная составляющая может эффективно строиться только в режиме диалога – потому что вы не можете быть уверены, что молодой человек, к которому вы обращаетесь, разделяет ваши ценности или понимает их одинаково с вами. То, что он живет с вами в одной стране, ходил здесь в детский сад, школу и университет, само по себе ничего не гарантирует.

2) Этот диалог надо быть готовым вести с любого уровня: и с «нуля», и с «минуса» – то есть, и с неприятия, и с отрицания молодым человеком ваших ценностей. И то, что он их отрицает, еще не означает, что он враг вам или своей стране – это может означать и то, что он сформировался в такой информационной среде, где информация о базовых ценностях нашего общества подавалась не очень убедительным для него образом.

3) Практика убедительнее теории. Наилучшим представляется такой метод реализации молодежной политики, при котором диалог о ценностях будет происходить одновременно с конкретными проектами, в которых молодежь может реализовать свой гражданский, социальный, творческий, трудовой потенциал (желательно, прямо в рамках этих проектов).

До 2015 года у нас есть время подумать о том, какими новыми эффективными проектами может быть наполнена наша молодежная политика в Год молодежи.

Алексей Мацевило

5326 просмотров

Оставить отзыв

Имя
Комментарий