Приговор пьяному водителю, сбившему насмерть 13-летнюю Ангелину Кондратьеву на проспекте Строителей в Витебске, оставлен без изменения


Приговор пьяному водителю, сбившему насмерть 13-летнюю Ангелину Кондратьеву на проспекте Строителей в Витебске, оставлен без изменения

15 марта в областном суде рассматривалось дело Андрея Лабецкого, приговоренного судом Первомайского района к пяти годам лишения свободы. 4 августа 2012 года осужденный совершил наезд на 13-летнюю Ангелину Кондратьеву, которая скончалась на месте происшествия. ДТП произошло при отягчающих обстоятельствах — водитель был сильно пьян и с места происшествия скрылся. Будучи несогласным с приговором суда, А.Лабецкий подал кассационную жалобу в областной суд. После рассмотрения дела приговор оставлен без изменения.

Светлана в тот августовский вечер уезжала в командировку. С Ангелиной, которая оставалась дома с двоюродной сестрой Настей, уже попрощалась. Женщина стояла на пороге, когда дочь выпорхнула из комнаты:

— Мамулечка!

— Что, доча? — задержалась Светлана.

— Я тебя очень-очень люблю, — скороговоркой произнесла девочка.

— Я тебя тоже, — улыбнулась женщина и так, с улыбкой, закрыла за собой дверь квартиры.

Она еще не знала, что видит живой свою доченьку в последний раз. Когда пересекла границу, мобильный телефон был вне зоны доступа, а утром дозвонилась подруга. Ее голос был неузнаваемым:

— Крепись. Ангелина погибла.

Роковые промилле

В тот день, 4 августа, 32-летний Андрей Лабецкий с утра был за рулем своего автомобиля «Фольксваген-Пассат». Ближе к обеду заехал к двоюродному брату, забрал его и вместе отправились в квартиру по улице «Правды» (купил для своей семьи), чтобы покрасить стены. Возвращаясь с братом, в магазине купили по полтора литра пива, которое позже распили у него дома. Около девяти часов вечера, созвонившись со знакомым Владимиром Щербинским, опять же на машине отправился на улицу Чкалова — встречу наметили в кафе. Далее показания на предварительном следствии и в суде обвиняемого и свидетеля, в качестве которого выступал Владимир, расходятся. Один говорил, что купил к столу бутылку водки и закуску, второй — по бутылке водки и два бокала пива. В конце концов, Владимир Щербинский сказал коротко: «В общем, выпили мы много». Анализ позже покажет, что в крови Лабецкого было 2,7 промилле алкоголя, что соответствует тяжелой степени опьянения.

То, что Андрей уже выпивши, его старший приятель (разница в возрасте — 19 лет) заметил сразу, как только тот приехал к кафе.

Еще сказал ему об этом и услышал в ответ, что ничего страшного. Распив спиртное и поговорив за жизнь, около одиннадцати часов вечера стали расходиться по домам. Владимир, заметив, что Андрей направляется к машине, попытался остановить его:

— Не надо ехать в таком состоянии.

Тот сначала ответил, что не поедет, а потом, махнув рукой, бросил:

— Да мне все равно.

Эта фраза в суде вызовет, по меньшей мере, недоумение. Как могло быть все равно молодому человеку, у которого, казалось, есть все для полного счастья? Работа, квартира, двухлетний сын… А фактически он отец двоих детей — у супруги от первого брака есть дочь. Человек в таком возрасте должен осознавать свою ответственность за семью. Но даже если не брать в расчет его самого и близких, это преступное равнодушие против других, ни в чем не повинных людей, жизни которых он заведомо ставил под угрозу, садясь пьяным за руль и грубо нарушая правила дорожного движения. Судья Анна Дубецкая, которая вела заседание, позже скажет, что, воспитывая Андрея, в семье, видимо, его не научили главному — что жизнь дорога и ее надо беречь. В результате он оказался не потенциальным, а реальным убийцей.

В двух шагах от островка безопасности

У Вячеслава Кондратьева была ночная смена (работает охранником), и он по обыкновению всегда звонил Ангелине. Спрашивал, что покушала, чем занимается. Он был не просто любящим — очень заботливым отцом. Как позже расскажет классный руководитель Анжелика Санец, даже покупал дочери форму к школе и блузочки. Девочка была уже почти с него ростом, красивая, и отцу нравилось ее наряжать. В тот роковой августовский вечер Ангелина по телефону пожаловалась:

— Папа, монитор сломался.

— Сделаем, доча, не расстраивайся, — бодро ответил Вячеслав.

Летние вечера длинные, делать было нечего, и девочки, Ангелина с Настей, решили прогуляться. Прошли около дома по проспекту Строителей. Потом Настя, которая приехала в гости из деревни, предложила сходить к Ледовому дворцу, посмотреть, уехал цирк или нет. За разговорами, а тема волновала Ангелину — предстоящий день рождения (31 августа ей должно было исполниться 14 лет), время пролетело незаметно. Взглянув на часы, которые показывали почти одиннадцать вечера, заволновались, что достанется от мамы с папой (в семье действовало правило «детского времени» — до 22 часов), и направились к пешеходному переходу.

Девочки посмотрели по сторонам (Кондратьевы учили этому дочь с младенчества), обождали, пока проехал единственный автомобиль. Удостоверившись, что машин больше нет (в этом районе хорошее уличное освещение), взялись за руки и стали переходить дорогу по «зебре». Вдруг у Насти развязалась лямка на босоножке, она выпустила руку сестры и согнулась, чтобы поправить. Ангелина ушла чуть вперед, до островка безопасности оставались две белые полосы, буквально два шага. Еще собиралась сказать ей: «Обожди!», как, выпрямившись, метрах в десяти от перехода увидела неизвестно откуда взявшуюся машину.

Повинуясь неясному порыву, крикнула: «Ангел, машина!». А дальше все было как в кошмарном сне. Глухой удар, Ангелина отлетает далеко от пешеходного перехода и падает на дорогу. Настя, заходясь в крике, интуитивно бросается к машине: «Вызовите «скорую»!!!», но автомобиль не останавливается, и девочка уже не понимает, к кому взывает о помощи, — водителю или людям на остановке…

Телефон Ангелины не отвечал. Настин — тоже, и Вячеслав заволновался, такого никогда не было. Потом вдруг раздался звонок, но номер телефона был незнакомым. Звонил сотрудник ГАИ:

— У вас случилась беда. На нерегулируемом пешеходном переходе вашу дочь сбила машина.

— Как она? — сдавленно, надеясь на лучшее, спросил Вячеслав.

— Возле нее врачи, — и в трубке послышались гудки.

Вячеслав срочно вызвал замену и такси для себя. Через минуту набрал инспектора ГАИ:

— Что сказала «скорая»?

— Готовьтесь к худшему.

Сначала его не пустили к Ангелине, которая лежала на дороге накрытой, — еще секунд 20 продолжались последние замеры. Сердце зашлось, когда упал перед своей девочкой на колени и сбросил покрывало. Под головой Ангелины растекалась лужа крови, и Вячеслав не знал, чего больше хочет — умереть на месте или провалиться сквозь землю. Из груди вырвался нечеловеческий крик.

Позже, в отделении милиции, ему отдадут кроссовок дочери — удар был такой силы, что он, зашнурованный, соскочил с ноги и отлетел в сторону. А в морге протянут цепочку с крестиком и ключ — то и другое погнулось от удара и запуталось в длинных волосах…

Подарок судьбы

До 2007 года семья Кондратьевых жила на Камчатке, где Вячеслав служил подводником. Дочка была единственной, и папа с мамой души в ней не чаяли. Тем более, что досталась она нелегко. Роды были тяжелые. Болела практически с рождения. Светлану с Вячеславом называли сумасшедшими родителями, потому что так, как они, никто не возился с больным ребенком. И победили болезнь! А девочка росла необыкновенной — ее даже звали не Ангелиной, а Ангелом. Добрая, ласковая, с улыбкой, которая не сходила с лица. Секретов от мамы у нее вообще не было — две подружки, и Светлана не понимает, что бывает по-другому.

Еще она обожала всякую живность, и в доме не переводились птички (однажды принесла раненного голубя), рыбки, хомячки, коты, собаки. Сюзанну, которую подобрала двухмесячным щенком, привезли с собой в Витебск. Одно время жил даже кролик. И когда дочка сказала, что мечтает стать ветврачом, никто не удивился.

В Витебск, на родину, переехали опять же ради нее. Из-за опасности землетрясений, которые на Камчатке были частыми, и суровых зим, что длились по семь месяцев. Отец после сокращения по службе получил сертификат, и семья смогла купить двухкомнатную квартиру. Выбирали, чтобы рядом была школа (СШ №12) и не надо было переходить дорогу. А еще выбирали этаж — седьмой, чтобы до самых школьных ворот видеть дочку с балкона.

Сначала Ангелина переживала, что пришлось уехать с Камчатки, — там осталось много друзей. Потом здесь привыкла и тоже обзавелась друзьями. Классный руководитель Анжелика Санец рассказала, что после занятий ребята всегда собирались у Ангелины — пили чай с печеньем и конфетами, разговаривали и пели. Это даже вызывало удивление — девочка росла одна в обеспеченной семье, но — не эгоисткой, душа была нараспашку. С ней все дружили, она была миротворцем. Причем не просто мирила ребят на словах — брала поссорившихся за руки и сводила. Даже в классе улаживала недоразумения, и Анжелика Николаевна о чем-либо узнавала постфактум.

Она словно спешила жить. Рисовала и ходила на акробатику, пела и танцевала в хореографическом коллективе. Увлеклась шорт-треком, и тренер в Ледовом дворце возлагал на нее надежды. В лагере «Магистраль», где отдыхала, ее дважды выбирали мисс — «Мисс лагеря» и «Мисс Грация». А накануне, в июле, родители впервые свозили ее к морю. Шутили: «Тихий океан видела, теперь знаешь, чем он отличается от моря». Сама Ангелина никогда ничего не требовала у мамы с папой, единственное, что просила, — туфли на каблучке. Ей говорили: «Доча, рано!».

4 августа Вячеслав все-таки купил дочери взрослые туфли. В гробу лежала в подвенечном платье, туфлях на каблучке и с мишкой Тэдди, с которым никогда не расставалась.

Гражданское мужество

Показания всех свидетелей, а их было много — в летний вечер люди были и на улице, и на балконах дома, который стоит вдоль проспекта Строителей, сходились. Никто не слышал визга тормозов, который подтверждал бы, что водитель автомобиля предпринял попытку затормозить или свернуть в сторону, — только глухой удар. Разве могло быть по-другому, если пьяный водитель, к тому же, отвлекся от дороги и стал переключать музыку, о чем сказал на суде? Правда, пытался уверять, что скорость не превысил, хотя свидетели утверждали обратное и сотрудники ГАИ установили, что скорость автомобиля в момент аварии составила 98,2 километра в час. Травмы, которые получила Ангелина, тоже доказывают, что скорость отнюдь не была допустимой, — открытая черепно-мозговая травма, перелом костей основания черепа с повреждением головного и спинного мозга, повреждение внутренних органов и массивное кровоизлияние. На капоте была большая вмятина, лобовое стекло сплошь покрылось трещинами…

Но в течение нескольких минут после трагедии девочка еще жила. Парень, подбежавший к ней первым, подложил под голову майку со словами: «Держись, малая!». А Андрей Лабецкий с места происшествия скрылся. Как можно было оставить человека без помощи, тем более, что в считанных метрах находится областная больница, не укладывается в голове! Уверяет, что действовал в состоянии шока. Остановился лишь на перекрестке, на несколько секунд вышел из машины и рванул с места. Но при этом не забыл выключить фары! Еще один свидетель, Евгений Кухарев, в этот момент выезжал на проспект со стороны областной больницы. Увидев людей на пешеходном переходе и «Фольксваген-Пассат», уезжавший с потушенными огнями, понял, что произошло, и отправился за автомобилем следом. На следующем перекрестке записал номер и сообщил сотрудникам ГАИ.

Задержал виновника ДТП сотрудник милиции Виктор Прокопович. Ответственный дежурный, он как раз проверял несение службы нарядом, когда по рации сообщили о происшествии. Проехав областную ГАИ, метров через 50—100 заметил автомобиль без света фар и с потушенными габаритными огнями. Развернулся и отправился следом. Настигнув, стал требовать, чтобы водитель остановился. Тот не справился с управлением и зацепил бордюр. Чертыхаясь, вышел из машины, стал осматривать поврежденную сторону. Еще через несколько минут подоспели сотрудники ГАИ и надели наручники.

…Суд позже вынесет частное определение в отношении Евгения Кухарева и Виктора Прокоповича, отметив их гражданскую позицию. Если бы не они, пьяный водитель, колеся по городу на автомобиле без света фар, мог натворить еще больше беды.

Последний приют

Ангелина очень ждала свой 14-й день рождения. Подарков не просила, только говорила родителям:

— Пусть будет много друзей.

Место аварии. Проспект Строителей. Витебск

Так и получилось. 31 августа Вячеслав привез ее одноклассников, которые по-прежнему им звонили и приходили домой, на кладбище. Столько воздушных шариков и цветов здесь, наверное, еще не было. Как и стихов с песнями над могилой. Одно посвящение любимой подруге назвали «Ангельское соло». Начинается строчкой: «Жил ангелочек среди нас». Душа Ангелины на небесах, и на земле папа позаботился, чтобы у нее был райский уголок. Ограда с ангельскими фигурками, скоро будет установлен памятник в виде скорбящего ангела (изготавливают в Минске). Но нет здесь более скорбных фигур, чем безутешные родители, которые приходят к своему Ангелу…

— Дети тяжело пережили утрату и сразу повзрослели, — сказала Анжелика Санец. — В начале учебного года с ними даже работал психолог. Теперь дорога к Ледовому дворцу для них самая трудная, переходим ее по регулируемому пешеходному переходу, но только не там, где погибла Ангелина.

Андрей Лабецкий приговорен к пяти годам лишения свободы в колонии общего режима. Это максимальный срок за данное преступление с учетом его характера и степени общественной опасности. То, что отбывает его за решеткой, а не на поселении, как обычно, свидетельствует об исключительности случая. Как и то, что подобная мера наказания применена впервые за многие годы.

К суду вопросов нет — действовал в рамках закона. Другое дело, что закон в такой ситуации остается слишком мягким. За простое убийство (есть такое понятие) в соответствии с Уголовным кодексом предусмотрено наказание сроком от 6 до 15 лет. А это фактически и было убийство — пусть по неосторожности, но с отягощающими обстоятельствами. Об ужесточении наказания за совершение ДТП в нетрезвом состоянии и вообще за управление транспортом в пьяном виде говорится много, однако на деле пока мало что меняется. Наверное, из-за снисходительности закона число водителей, задержанных пьяными за рулем, не уменьшается: в прошлом году в республике их было свыше 43 тысяч, в этом — уже более восьми тысяч. Настоящая война против сограждан!

Что касается Андрея, трудно сказать, сделал ли он выводы из трагедии. С большим усилием и то под давлением адвоката попросил на суде прощения у осиротевших родителей. В областной суд ушла кассационная жалоба о пересмотре приговора суда Первомайского района, который оставлен без изменения. По-человечески его можно понять — сломав собственную судьбу, хватается за соломинку. А подумал ли он о том, как жить дальше людям, для которых единственный ребенок был всем — смыслом, целью и главной радостью в жизни?! Да и вообще, чем думал, садясь за руль пьяным?

…Злополучный пешеходный переход через проспект Строителей, по которому дети ходят на занятия в Ледовый дворец, пока не стал регулируемым. Вячеслав Кондратьев направил письмо в УВД облисполкома с просьбой об установке светофора. Ему обещали.

Пока внимание и пешеходов, и водителей привлекает только столбик с цветами на нем. Кто подходит ближе, видит фотографию красивой девочки. И стихи, написанные детским почерком: «Ты будешь жить, пока мы помним. А помнить будем мы всегда…»

Нина ПИСАРЕНКО, "Витьбичи"

6458 просмотров

Оставить отзыв

Имя
Комментарий